О платежах в Турции и на Кубе, цифровых рублях и банковских стикерах рассказала директор департамента национальной платежной системы ЦБ Алла Бакина

Пять российских банков уже проводят трансграничные перечисления через СБП в три страны, идет работа над запуском таких переводов из-за границы в РФ.

Об этом заявила директор департамента национальной платежной системы ЦБ Алла Бакина. По ее словам, до конца лета в любом терминале на Кубе можно будет расплатиться картой «Мир», а до конца года национальная система выйдет в пять-шесть новых стран. О развитии платежных стикеров и QR-кодов, импортозамещении чипов и оборудования для приема карт, российском аналоге SWIFT и пилотировании цифрового рубля — в интервью Аллы Бакиной «Известиям».
«Доля карт «Мир» по итогам I квартала составила 44,5%»

— В прошлом году на фоне санкций банки опасались проблем с чипами для карт и некоторые из них даже заявляли, что будут вытаскивать их из невостребованных карт, чтобы выпускать новые. Решена ли проблема на данный момент?

— Начало 2022 года было непростым и для многих участников финансового рынка, и для страны в целом. Мы столкнулись с беспрецедентным давлением. Но рынок достаточно быстро смог адаптироваться. Здесь важно подчеркнуть, что наши производители карт смогли оперативно принять соответствующие меры и обеспечить запросы кредитных организаций. У банков не было проблем с выдачей карт, а у населения — жалоб, что они оказались без безналичных инструментов оплаты.

Эмиссия карт, наоборот, увеличивалась. За год их число выросло почти до 397 млн, это на 62 млн больше, чем было в 2021 году. Таким образом, на сегодня проблем с чипами для банковских карт нет, вытаскивать чипы банкам не придется.

— В прошлом году ЦБ продлевал сроки действия карт, в том числе чтобы люди не бросились сразу перевыпускать все Visa и Mastercard. На ваш взгляд, нет ли рисков в использовании карт с истекшим сроком годности? Ведь это один из критериев, по которым можно подтвердить операцию в интернете.

— Ситуации, когда людям отказывают в проведении платежей в интернете, поскольку срок действия карты истек, крайне редки. Массово такой проблемы мы не видим. Срок действия карты не единственный элемент, по которому проводится проверка.

Впрочем, карты с истекшим сроком годности уходят из обращения естественным путем: карты международных платежных систем замещаются нашими, национальными. Банки поэтапно заменяют карты, чтобы не создавать людям неудобства. За прошлый год эмиссия «Мира» выросла на 9%, а за I квартал этого года — уже более чем на 3%. Процесс идет постепенно, мы не видим необходимости его искусственно стимулировать. Сегодня карт «Мир» выпущено почти 204 млн.

— Какая доля сейчас приходится на «Мир» и UnionPay среди всех карт?

— Доля карт «Мир» в общей эмиссии по итогам I квартала составила 44,5%, по прошлому году — 41,2%, то есть рост за январь—март — на три с лишним процентных пункта. По объемам операций доля «Мира» схожа — 45,6%. Что касается UnionPay, то мы традиционно не раскрываем доли международных платежных систем.

— Несколько месяцев назад была информация о том, что один из крупнейших действующих в России производителей платежных терминалов Ingenico думает об уходе из страны. Несет ли это риски для рынка?

— Оборудование для приема безналичных платежей, которое работает на российском рынке, представлено не одним игроком: у нас есть и российские поставщики, и зарубежные, в том числе из дружественных стран. Поэтому уход одного игрока, даже такого известного, системных рисков для платежного рынка, для доступности платежных услуг не создает.

Кроме того, правительство включило в перечень проектов технологического суверенитета и структурной адаптации экономики производство чипов и оборудования для приема карт. Это позволит компаниям привлечь дополнительное финансирование, что в свою очередь будет содействовать ускорению импортозамещения и позволит сделать российские решения более доступными и выгодными для участников рынка.

Помимо непосредственно POS-терминального оборудования есть и другие технологические предложения: это и оплата по QR-коду, и Soft-POS — специальное ПО, которое загружается на смартфон и там же используется в качестве платежного терминала.

— Насколько активно сейчас развивается этот способ платежа?

— В Soft-POS заинтересован в первую очередь малый и средний бизнес — те сегменты, которые в силу размера, специфики оказываются наиболее гибкими и адаптивными к изменениям. Например, курьеры, которым тяжело с собой носить терминал, могут использовать собственный смартфон для приема безналичной оплаты. Мы видим, что рынок здесь хорошо и самостоятельно развивается, стимулировать его нет необходимости. Здесь как раз тот самый случай, когда не надо мешать.

— После ухода из России систем Visa и Mastercard российские финансовые игроки стали придумывать новые способы платежей. НСПК анонсировала способ оплаты по QR-кодам, когда код формируется на смартфоне клиента. На ваш взгляд, насколько перспективен этот вариант оплаты и будет ли ЦБ делать его обязательным?

— На сегодня в России доля безналичных операций при оплате в рознице уже составляет 81,2%. Это говорит о том, что люди привыкли оплачивать в одно касание, быстро, безналично.

Поэтому игроки предлагают разные решения: это и оплата по QR-коду с возможностью сканирования его камерой телефона, это и возможность сгенерировать свой собственный QR-код на телефоне. Мы смотрим, как будет развиваться ситуация. Естественно, любой новый клиентский опыт должен получить доверие, люди должны привыкнуть. Мне кажется, сразу начинать с регулирования в таких ситуациях нецелесообразно, поэтому пока эти технологии развиваются позитивно и не требуют участия Банка России.

— На ваш взгляд, когда этот способ платежа сможет конкурировать с более привычными?

— Уже сейчас оплата по QR-кодам достаточно популярна. Она реализована в Системе быстрых платежей (СБП). За прошлый год операции росли очень динамично: по количеству они увеличились в 27 раз, а по объему — в 12 раз.

Я думаю, при таких темпах в достаточно скором времени СБП займет значимое место на рынке.

Частные игроки российского рынка также предлагают клиентам свои решения для оплаты по QR-коду. И это важно с точки зрения развития конкуренции.

— Помимо QR-кода на смартфоне клиента развиваются и другие способы. Например, банки запускают стикеры, которые можно приклеить к смартфону и делать платежи ими. На ваш взгляд, насколько это востребованное решение и видит ли Центральной банк в нем риски?

— Стикер — это не новая история, это всего лишь форм-фактор. Рынок уже опробовал разные варианты: и стикеры, и кольца, и браслеты, и часы. Получается, стикер через какое-то время вернулся.

Все, что направлено на оплату в одно касание, представляется удобным с точки зрения клиентов.

Все способы защиты информации, все антифрод-решения здесь работают и реализуются, и участники гарантируют защиту информации: это вопрос первостепенный. Например, если человек потерял стикер, нужно позвонить в банк и наклейку заблокируют.

— Для оплаты через СБП есть приложение «СБПэй». В нем анонсировалась возможность оплаты с помощью NFC-модуля, то есть прикладыванием смартфона к платежному терминалу. Сейчас этот способ платежа уже работает?

— Приложение «СБПэй» работает наряду с банковскими приложениями. На устройствах, которые принимают оплату и по QR-кодам, и по платежным ссылкам, делают встроенные модули NFC. Участники реализуют функционал, который позволяет оплачивать через СБП одним касанием смартфона. В некоторых точках такой вариант уже работает.
«В планах — вывести карты «Мир» в пять-шесть новых стран в 2023 году»

— В прошлом году ЦБ заявлял, что планируется тестировать трансграничные переводы через СБП. Сейчас на каком этапе пилотный проект?

— Мы двигаемся в соответствии с планом, но в силу текущей ситуации круг контрагентов поменялся. У нас развиваются как межсистемные проекты (взаимодействие между аналогичными системами разных стран), так и через отдельные зарубежные банки.

По понятным причинам мы не называем страны.

Если говорить о взаимодействии «система — система», то интеграции уже есть, первые операции пройдены успешно. Продолжается работа на стороне банков — участников систем. И мы готовы поддерживать любой объем транзакций и любое количество участников.

Также развивается и модель «банк — банк». Сегодня уже пять российских банков предлагают услугу трансграничного перевода через СБП с участием их зарубежных банков-партнеров. Таких иностранных партнеров на сегодня 14 из трех стран. Операций пока не так много, как хотелось бы, но сервис активно развивается. Например, в мае прошло в два раза больше таких операций, чем в апреле. Пока доступны переводы из России за границу, но участники работают и над возможностью перевести из-за рубежа в страну.

— Центральные банки России и Турции заявляли о том, что ищут альтернативные решения для приема платежей у россиян в этой республике. На каком этапе сейчас поиск такого решения?

— В идеале необходимо иметь несколько инструментов, которые позволят расплачиваться безналичным образом нашим гражданам за рубежом и иностранным гостям здесь, в России.

Сегодня помимо работы, которую проводим мы и НСПК, рынок самостоятельно находит такие решения. Это касается Турции. Там такая возможность уже есть.

— По вашим ожиданиям, как будет идти международное развитие национальных карт в таких сложных условиях?

— Ситуация разная от страны к стране. Есть государства, которые опасаются вторичных мер и прислушиваются к санкционной политике. Но есть и такие, кто готов к сотрудничеству и не боится об этом говорить. Мы работаем над расширением списка стран, где бы принималась карта «Мир». В наших планах — вывести карты «Мир» в пять-шесть новых стран в 2023 году.

— Весной карта «Мир» начала работать на Кубе: деньги можно снять в банкоматах. Когда планируется развернуть сеть для приема карт также для проведения оплаты?

— Сейчас кубинская сторона настраивает POS-терминалы. Мы идем с ними по плану: этим летом карты будут работать и во всей POS-терминальной сети Кубы. Мы уверены, что это будет удобно для наших туристов. Естественно, кубинская сторона тоже заинтересована в развитии таких отношений: это вклад в туризм, который в стране развивается очень активно.

— Не только у россиян возникли трудности с оплатой за рубежом, но и у иностранцев, которые приезжают в Россию. Уже был анонсирован проект «Карта туриста», для того чтобы иностранцы приезжали в нашу страну и здесь могли проводить оплату. Будет ли «Карта туриста» работать на базе «Мира»?

— Это будут индивидуальные решения, которые делают наши банки. Отдельные банки прорабатывают разные способы, не только на базе карт «Мир», но и на основе оплаты по QR-коду или с помощью других технологий.

В этой работе участвует и Минэкономразвития, которое отвечает за развитие туризма.
 
«Уже более 100 иностранных банков и компаний — участники СПФС»

— В России больше года обсуждается идея сделать переводы самому себе со счета на счет в разных банках бесплатными в пределах 1,4 млн рублей. На данный момент на каком этапе развития эта инициатива?

— Идет диалог с рынком, мнения банков разделились. Многие кредитные организации поддерживают инициативу. Какие-то игроки опасаются — их беспокоит необходимость перестройки бизнес-модели, нововведение может повлиять на их комиссионные доходы. Мы стараемся найти консолидированную позицию.

В основном диалог идет вокруг суммы. Мы придерживаемся позиции, что порог бесплатных переводов самому себе в размере 1,4 млн рублей должен быть сохранен — именно такая цифра сейчас зафиксирована в законопроекте. С рынком обсуждалось, например, ограничение не по сумме, а по количеству операций в месяц, в год или в квартал. Но такие ограничения усложняют процесс с операционной точки зрения. На наш взгляд, ограничение по сумме все-таки было бы оптимальным.

Рассчитываем, что в ближайшее время придем к компромиссу и законопроект будет принят. Мы выступаем за то, чтобы до конца года законопроект был принят.

— Как развивается Система передачи финансовых сообщений — российский аналог SWIFT?

— Развивается активно. Сегодня, по нашей оценке, порядка 70% внутрироссийского трафика идет через СПФС. И трафик растет. В I квартале этого года через систему прошло 47 млн сообщений, а за пять месяцев этого года — уже более 82 млн.

Потенциал у системы большой. Она работает с 2014 года и изначально планировалась как резервная. За эти годы у банков было время ее опробовать.

В целом мы считаем, что для передачи финансовой информации по внутрироссийским операциям банки должны использовать именно российские системы, причем это могут быть и собственные системы банков, необязательно СПФС. На это было направлено одно из последних решений совета директоров Банка России: до 1 октября банки должны отказаться от SWIFT и перейти на российские аналоги при обмене финансовыми сообщениями во внутренних расчетах. Времени для этого вполне достаточно.
— Пользуются ли СПФС зарубежные партнеры?

— Сегодня в СПФС более 490 участников, в том числе свыше 120 из 14 государств. Две трети зарубежных партнеров подключились после марта 2022 года. Есть и новые обращения о подключении к системе.

— ЦБ планировал запуск третьей формы национальной валюты и ее тестирование уже весной, но пока Госдума не подготовила законодательную базу для этого. Какие сейчас вопросы остались между регулятором и законодательной властью?

— Проект развивается по плану, законодательная база готова и даже была принята в конце прошлого года в первом чтении. На сегодня подготовлены и согласованы поправки ко второму чтению. Мы рассчитываем, что до ухода на летние каникулы Госдума закон примет.

В диалоге участвуют не только представители Банка России и Госдумы, но и ведомств — Минфин, Росфинмониторинг, ФТС, ФССП и другие. Цифровой рубль — это средство для платежей и переводов. Все взаимоотношения, все формулировки, нюансы, сроки — всё нужно правильно прописать в законодательстве. Чтобы всё привести к общему знаменателю, потребовалось время. Принципиальных противоречий между ведомствами не было.

— Готов ли рынок к пилотированию цифрового рубля с технической точки зрения?

— Техническая готовность есть. В тестовой среде с группой пилотных банков и их клиентов мы уже провели все необходимые проверки. Законодательная база — основа для того, чтобы тестировать, пилотировать операции на реальных цифровых деньгах. На первом этапе мы планируем отпилотировать такие операции, как открытие-закрытие цифровых кошельков, перечисление на них средств с безналичных счетов и переводы между физлицами, а также оплату товаров и услуг. Работать оплата в цифровых рублях будет по QR-коду.

В первую пилотную группу вошли 13 банков, и у нас уже много желающих на следующие этапы — около 20 игроков.
— Расскажите, как набирались люди для пилотной группы?

— Изначально приоритет отдавался, как правило, сотрудникам банков и организаций, которые участвуют в пилоте. Специальных требований ни по возрасту, ни по полу не было. Мы были ограничены количеством, и банки сами предлагали тех или иных сотрудников. В том числе в пилоте участвуют и несколько сотрудников Банка России.

— По вашим ожиданиям, сколько должен продлиться пилот?

— Изначально мы планировали, что он продлится как минимум до конца 2023 года. Теперь стало очевидно, что при необходимости мы готовы будем продолжать пилот ровно столько, сколько потребуется. Поэтому каких-то жестких рамок мы ни себе, ни участникам не ставили.

Фото news.myseldon.com

Размешение Ваших турновостей на Pitert.Ru    Турновости, канал @pitertru в Telegram

Другие новости по теме «Финансы»

Февраль 21, 2024 - 04:31

Россияне, которые открыли счета в турецком DenizBank, продолжают беспокоиться из-за запросов на подтверждение личных данных.

 

Февраль 2, 2024 - 11:24

Российские банки начали формировать финансовый продукт для иностранцев и в тестовом режиме выпускают платежные карты для иностранных туристов.

 

Январь 28, 2024 - 08:57

 Отельеры Санкт‑Петербурга и Ленинградской области собрались на ежегодном деловом завтраке – одном из ключевых мероприятий гостиничного рынка города.

 

Январь 7, 2024 - 18:22

Амстердам, Нидерланды. Туристический налог в Амстердаме уже является самым высоким в Европе, но в 2024 году его повысят с 7% до 12,5%.