Художественные промыслы в России вымирают

Народные художественные промыслы и традиционные искусства, которые пережили войны, революции, советскую власть и перестройку, в новой России оказались на грани вымирания: производство падает год от года, сбыт не растет, число мастеров неумолимо сокращается.

Подробный материал об этой проблеме опубликовал журнал «Огонек», мы даем его в сокращении.

«С народными промыслами у нас все стабильно, – говорит председатель правления ассоциации «Народные художественные промыслы России» Геннадий Дрожжин, – стабильно плохо».

Объем производства год от года падает, численность мастеров неуклонно сокращается. Если в Советском Союзе на предприятиях народных художественных промыслов трудилось около 100 тысяч мастеров, то сейчас – меньше 20 тысяч. На предприятиях, где раньше работали 200-300 человек, осталось 15 и все пенсионного возраста. А работают больше по привычке, чем за деньги,– на трети некогда знаменитых фабрик зарплата не больше 10 тысяч рублей. Естественно, за такие деньги молодежь не сядет расписывать жостовские подносы, корпеть над богородской резьбой, елецким кружевом или федоскинской миниатюрой. В прошлом году предприятия произвели продукции на 5 млрд рублей, но продать ее они не могут, у трети предприятий рентабельность от 0,1% до 3%, больше половины – убыточные.

В СССР все предприятия народного промысла работали по госзаказу. Продукция централизованно закупалась, развозилась по магазинам, уходила на подарки высоким иностранным гостям. В больших городах действовали крупные художественные салоны, где были представлены все изделия народных промыслов. Регулярно проводились ярмарки в Лейпциге и Эдинбурге – традиционный русский сувенир бойко шел на экспорт...

Потом на смену госзаказу пришел рынок и капризная мода. То, что прежде считалось «вековым наследием», для новых русских превратилось в китч. А для иностранцев и он оказался недоступен – разбитые дороги и отсутствие дружелюбной туристической инфраструктуры отрезали от мастеров даже фанатов: предприятия народного промысла преимущественно находятся в селах, до которых было просто не добраться.

В итоге сегодня никакой сети распространения традиционных предметов национальной гордости нет. Предприятия просто не в состоянии открывать сбытовые точки – им бы было чем за свет заплатить. «Стоимость аренды в Москве и Санкт-Петербурге непомерна, – рассказывает руководитель одного из самых известных художественных промыслов России «Хохломская роспись» Елена Краюшкина. – Нам такие суммы даже не снились!».

В Москве или Питере ни настоящего вологодского кружева, ни палехских шкатулок не сыскать. Китайские подделки, белорусские и украинские товары на сувенирных развалах даже в городах Золотого кольца теснят оригинального производителя. Многие турфирмы решают проблему обеспечения туристов сувенирами за счет дешевой привозной китайской продукции. Бороться с этим практически невозможно. «Объем нелегальной продукции, нарушающей авторские права, в несколько раз превосходит обороты нашего предприятия, – рассказывает Елена Краюшкина. – Было несколько судов. Мы сделали контрольные закупки контрафактной продукции у разных ИП. Затем получили экспертное заключение, подтверждающее нарушения наших авторских прав, направили иск в Арбитражный суд. В процессе делопроизводства ИП зарываются, дело выходит из-под юрисдикции Арбитражного суда и передается в Мировой суд, где нарушителям присуждается штраф в 2 тысячи рублей. Штраф оплатили, а через месяц на рынке те же нарушители открывают новые ИП и продолжают делать то же самое. Им тяжба обошлась в мизерный штраф, а мы заплатили за экспертизу, потратились на юристов... То есть нам суд стоит 150-200 тысяч, а им – 2 тысячи. И что толку в таких судебных делах?»

 

Государство поддерживает промыслы точечно и крохами, в этом году выделено 450 млн рублей. Дотации предприятия могут потратить на оплату газа, электричества, железнодорожных перевозок и выставочной деятельности. Но денег не хватает на покрытие всех расходов, к тому же средства получают только счастливчики – это 79 предприятий, которым удалось пробиться в Реестр народного художественного промысла Минпромторга. Попадание в него – предел мечтаний для хранителей самобытных ремесел. А зависит мечта от удачи и благосклонности членов художественной комиссии министерства.

 

Ассоциация народных художественных промыслов давно бьется за получение налоговых льгот. И они вроде бы были даже обещаны в отраслевой стратегии развития народных художественных промыслов до 2020 года, составленной Минпромторгом в 2015 году. Там вообще много чего хорошего написано, но все пока остается на бумаге. А в жизни – практически все налоги и страховые взносы предприятия нашей самобытной народной культуры платят полностью. «У нас работают 700 человек. 90% – ручной труд, – говорит Елена Краюшкина. – Самая большая затратная часть в стоимости изделия – это зарплата и налоги на заработную плату, почти 75% в объеме себестоимости – колоссальная сумма. И мы платим все налоги и страховые взносы как крупные, высокотехнологичные и автоматизированные предприятия. Это непосильное бремя».

 

Ручной труд – основная характеристика народного художественного промысла – стоит дорого. Именно это ввергает предприятия в беспросветную нерентабельность. «Те популярные промыслы, которые отказались от ручного труда, чувствуют себя лучше», – признает Геннадий Дрожжин. Это, например, павловопосадские платки – некогда неповторимый узор на них теперь рисует не умелец, а печатает принтер. И потерянная идентичность, похоже, кураторов отрасли не смущает: Министерство промышленности и торговли поставило задачу увеличить количество предприятий народных художественных промыслов с минимальной долей ручного труда. То есть как таковые по-настоящему промысловые изделия они делать перестанут, зато будут делать дешевые. На это готовы выделять государственные деньги – закупать оборудование. Только вот спасет ли это хранителей старинных ремесел и маленькие предприятия, которые не в состоянии магазин открыть?

 

В мире действуют иначе. В Германии, например, производства, использующие ручной труд, имеют существенные налоговые льготы, они позволяют за несколько лет полностью вернуть затраты. В Канаде действует централизованная система сбыта: мастер сдает произведенные им изделия в кооператив, который отправляет их в места продаж. Во Франции, если выпускники художественных училищ поступают на работу к мастерам или в организации, специализирующиеся нa ручном художественном труде, то в течение трех лет получают доплату, обеспечивающую им заработок выше среднего в регионе. А в Японии народные мастера и вовсе имеют статус национального достояния. И государство гарантированно выкупает изделия мастеров и их учеников для пополнения музейных и подарочных фондов, для продажи в других странах.

О печальной судьбе российских народных промыслов высокие чиновники в курсе: ассоциация «Народные художественные промыслы России» проводит ежегодные конференции, общается с Минпромторгом, забрасывает глав регионов криками о помощи. Увы...

Правда, в конце апреля в Великом Новгороде тема народных промыслов обсуждалась на встрече бизнесменов с Владимиром Путиным. Через неделю стало известно, что президент дал правительству поручение разработать «план мероприятий, обеспечивающих сохранение, возрождение и развитие народных художественных промыслов и ремесел». Поручено, в частности, продумать использование изделий народных художественных промыслов в программах дополнительного образования и воспитания детей, формирование профильного профессионального образования, развитие внутреннего и въездного туризма в местах традиционного существования народных художественных промыслов. Предлагается в рамках федеральной контрактной системы создать систему приоритетных государственных закупок изделий промыслов для пополнения музейных фондов, коллекций в образовательно-культурных учреждениях. К тому же у всех министерств, Роснефти, «Газпрома» есть подарочные фонды – они тоже будут закупать. Отчитаться о создании включающего все эти позиции плана Дмитрий Медведев должен президенту в конце августа...

«Если у нас будут закупать продукцию подарочные фонды, музейные коллекции будут каким-то образом восполняться элементами промыслов, это будет большим подспорьем», – говорит Елена Краюшкина.

Мастера рассчитывают, что министерства, которых касается данное президентом поручение, теперь как-то «сплотятся во имя спасения российских традиций». И мечтают: Ростуризм включит предприятия промыслов в федеральный туристический маршрут; Минкульт даст указание Третьяковке и Эрмитажу закупать у них продукцию; Минобр поможет с подготовкой кадров; Минпромторг создаст сеть магазинов в крупных городах, где будут представлены все народные промыслы...

 

Фото Blogs.porti.ru

Другие новости по теме «Мнения и прогнозы»

Август 17, 2019 - 09:05

Как выяснил “Ъ”, Минприроды готовит новую версию положения о Сочинском национальном парке. Новый документ может перевести часть рекреационных территорий, выделенных в аренду аффилированным с горнолыжным курортом «Роза Хутор» структурам для развития спорта и туризма, в заповедные.

 

Август 17, 2019 - 08:39

В Аджарии прошел митинг отельеров, недовольных сокращением туристического потока из России. Политолог Юрий Почта в эфире радио Sputnik оценил перспективы восстановления связей двух стран в сфере туризма.

 

Август 16, 2019 - 11:42

В 2016 году на рынке метапоисковиков с интервалом в несколько месяцев произошли сразу две крупные сделки: китайская компания Ctrip приобрела сервис Skyscanner, а компания Kayak — сервис Momondo.

 

Август 10, 2019 - 08:58

Исчезновение турагентов и экскурсоводов как профессии к 2030 году в очередной раз предсказали эксперты. В частности, такие данные представил Атлас профессий от экспертов Сколково, согласно которому в список 57 исчезнувших профессий попадут экскурсоводы. Турагентов «милостиво» оставили в маловостребованных.