Бизнес хочет, чтобы Смольный оценил экономические последствия перекрытий центра Петербурга

Центр Петербурга, парализованный силовиками, за выходные лишил рестораторов Северной столицы миллионов рублей выручки, а туроператоры, еще не отошедшие от новогоднего локдауна, опасаются новой волны аннуляции туров — «гостям страшно».

Владельцы магазинов и заведений общепита понесли заметные убытки, но не знают, кому адресовать претензии и с кем судиться, ведь ни Смольный, ни ГУВД не взяли на себя ответственность за перегороженный 6 февраля центр города. Многие открыто заявляют, тяжбы с властями — пустая трата времени и нервов, и разводят руками: «Да, руководство у нас такое». Единственное, о чем предприниматели просят безмолвствующий Смольный — в следующий раз предупреждать заранее, чтобы они могли минимизировать свои потери. И окончательно не лишить Петербург имиджа туристической столицы.

Сильнее всего от шоу силовиков в антураже исторического центра Петербурга пострадали рестораторы. Как рассказали «Фонтанке» участники рынка, само по себе ограничение движения и страх петербуржцев оказаться в автозаке лишили их от 10% до 40% недельной выручки.

Beer Family Project («Карловы пивовары», «Иван да Марья», Kriek и др.), большинство заведений которой находятся в центре Петербурга, не досчиталась в субботу 95% дневной выручки. «На Невском проспекте выручки стремились к нулю — парализовали нам всю работу», — говорит совладелец Николай Митчин. Аналогичное снижение наблюдалось и 31 января. При том, что показатели заведений и так далеки от нормальных из-за отсутствия туристов и изменившихся на фоне пандемии потребительских привычек.

Бары и рестораны улицы Рубинштейна 31 января и 6 февраля лишились 50% оборота, сообщили «Фонтанке» в НКО «Союз улицы Рубинштейна». Потери заведений на магистралях, непосредственно затронутых ограничениями (Невский пр., Большая Морская, Малая Морская и другие) — гораздо больше.

«Приходилось закрывать предприятия и отправлять сотрудников домой, так как при таких потерях оборота работа несёт только убытки», — прокомментировали в ассоциации. Прямые потери (без учета недополученной прибыли) составили от 50 до 100 тысяч рублей в день на предприятие.

У греческого фастфуда Pita's в точках на Невском проспекте и Гороховой улице три последние недели спрос по выходным в 3–4 раза ниже обычного. «А в центре города половина недельной выручки делается именно в выходные», — говорит сооснователь проекта Сергей Жилкин.

Ресторан Janno на набережной Мойки 6 февраля не увидел клиентов вовсе, потеряв 10% недельной выручки. «Много броней слетело. Клиенты говорили, что не могут подъехать, и даже тех, кто был готов пешком — не пускали, бронь стола не была основанием», — комментирует управляющая Александра Дроевская. Заведение чуть было не лишилось и банкетного заказа, но в итоге мероприятие провели с четырехчасовым опозданием.

У десяти ресторанов сети «Теремок» выручка упала на 50–60% 6 февраля. «Весь центр потеряли — Литейный, Чернышевскую, весь Невский, Большую Морскую, площадь Труда», — рассказывает совладелец компании Виталий Свидовский. Клиент пошел только после 17:00, когда оцепление начали снимать. Экономические последствия оказались даже более явными, чем во время митингов 31 января, которые сопровождались жесткими задержаниями. Тогда, по словам предпринимателя, выручка заведений снизилась всего на 25–30%. А вот во время первой акции в поддержку Алексея Навального 23 января, когда власти особо не препятствовали демонстрантам, падения спроса не наблюдалось вообще. «Наоборот, люди, которые пришли [на митинг], ходили кушали», — говорит Виталий Свидовский. Потери можно было бы сократить, если бы власти заранее предупредили о своих планах. «Продуктов бы меньше выкинули и персонала меньше выводили», — комментирует он.

«Выручка некоторых заведений 6 февраля снизилась на 30% от обычной ковидной субботы. На Гороховой можно было не открываться — нет смысла выводить персонал, рабочая смена прошла в минус», — рассказывает совладелец Bakunin Group Александр Романенко. По его словам, разрешение на ночную работу, полученное 30 января, не спасло.

«Узнав, что везде оцепление, люди в центр не поехали», — отмечает он. В прошлые выходные потери были меньше. «Всех достаточно сильно запугали, в том числе физической расправой. Страшно идти по улице, потому что тебя могут связать, избить, арестовать», — комментирует предприниматель. К ресторанам не могли пробиться не только клиенты, но и поставщики и даже оператор, который отвечает за вывоз мусора. Поваров одного из заведений остановили и проверили документы. «Хотели задержать, но, слава Богу, не случилось», — говорит Александр Романенко.

Пиццерия «22 сантиметра» на Большой Конюшенной не смогла открыться 31 января. «К открытию смогли добраться только три повара, но не было ни официантов, ни администратора», — рассказывает сооснователь Эльдар Кабиров.

Урон нанесен и розничной торговле. Директор универмага «Большой Гостиный двор» Елена Коршунова оценила снижение выручки по отношению к обычной субботе в 40–50%. Впрочем, 31 января снижение было еще более заметным. Практически никакой торговли не было.

По словам совладельца сети «Реалъ» Александра Мышинского, у продуктовых магазинов в центре города выручка падала даже в воскресенье, когда перекрытий уже не было: покупатели оставили в кассе на 10% меньше, чем даже 31 января. «Возможно, испуг сыграл роль», — комментирует предприниматель.

Крупнейшие торговые центры, расположенные в центре города — «Галерея» и «Невский центр» — оставили запрос о снижении трафика без комментариев.

Туроператоры пока больше рассматривают потери как имиджевые. «Из любой ситуации можно выкрутиться. Мы изменяли маршрут, высаживали туристов из транспорта и вели пешком», — рассказывает Кирилл Соколов, директор Лиги туроператоров Санкт-Петербурга. В музеи попасть удалось, пускали даже с просроченным билетом. Но сам факт, что власти города ставят бизнес, еще не вполне пришедший в себя после новогоднего локдауна, в подобную ситуацию, не внушает оптимизма.

«И гости, и потенциальные туристы же видят, что власти перекрывают пешеходное и транспортное движение в городе, ставят под угрозу выполнение экскурсионных программ, да и просто прогулки по городу. Сколько недель или месяцев это будет еще продолжаться — непонятно. Соответственно, при выборе направления для путешествия, например, на февральско-мартовские праздники, турист выбирает другой регион, а не Петербург», — комментирует Кирилл Соколов.

«На 14 и 23 февраля много бронирований. Если ситуация этой субботы повторится, будет катастрофа», — говорит владелец туроператора «Арт-Тревел» Мария Ушакова. По ее словам, участники рынка, как минимум, рассчитывают, что в этот раз власти проинформируют их заранее, чтобы успеть перестроить логистику, чтобы гости, живущие в центре, не опоздали на самолет или на поезд. Пока туристы не отказываются от поездок, но все равно высок риск массовых отмен.

Больше всего предпринимателей огорчил не сам факт перекрытий, а то, что о них пришлось узнавать постфактум.

«Ни в одном из чатов со Смольным нас не предупредили, что будут ограничения», — говорит Александр Романенко. В экономическом блоке, куда бизнес обратился с претензией, уверяли, что не располагали информацией об ограничениях.

Следует ли ситуацию прошлых выходных считать новой нормальностью, задаются вопросом предприниматели.

«Город оказывается в состоянии страха: если перекрытие центральных артерий происходит без предупреждения и даже без демонстраций, то можно оказаться в реальности, где это происходит каждые выходные? Или не только в выходные?», — рассуждает совладелец Bekitzer Павел Штейнлухт. Сама ситуация неопределенности наносит удар репутации Северной столицы.

«Когда перекрыт Невский, Гороховая и весь центр, людям в принципе сложно куда-то проехать, а пешком идти вы просто боитесь, потому что не знаете чего ждать. 31 января некоторые люди, которые шли встречать детей, выходили из кафе или метро — оказались в автозаках. В итоге люди не едут гулять в центр, а туристы, которые купили билеты на выходные и никуда не попали, в следующий раз выберут другой город, если видят такую нестабильность и непредсказуемость», — отмечает он.

Также бизнес просит чиновников хотя бы оценить масштаб экономических последствий.

«Нас справедливо волнует вопрос, какие компенсации планирует городское правительство для бизнеса, который третьи выходные подряд не имеет возможности принимать гостей (а на выходные приходится основная часть выручки), и все это после тяжелейшего года, больше половины которого мы были либо закрыты, либо ограничены в работе», — отмечают в «Союзе улицы Рубинштейна».

Но подавать иски о возмещении ущерба опрошенные «Фонтанкой» предприниматели пока не собираются.

«Не ясно, на кого писать — все друг на друга переводят», — говорит Сергей Жилкин. «Судиться бесполезно, только тратить нервы, время и получать негатив. Не то общество и не та правовая система, чтобы эта история сработала», — считает Тимур Кабиров.

Галина Бояркова, «Фонтанка.ру»

Фото: Павел Каравашкин / «Фонтанка.ру»

Другие новости по теме «Бизнес»

Апрель 15, 2021 - 09:47

РСТ просит правительство распространить на гостиницы и туроператоров тот гибкий подход к переносу обязательств без привязки к календарным годам, какой действует сейчас в отношении авиаперевозчиков. Одновременно внести изменения в постановление №1073 и продлить срок возврата денежных средств по неисполненным обязательствам турбизнеса до 2023 года.

 

Апрель 7, 2021 - 10:08

Туроператоры надеются на переформатирование работы с Поднебесной.

 

Март 30, 2021 - 10:38

Холдинг Mouzenidis Group возглавил Иоаннис Музенидис, сын безвременно ушедшего Бориса Музенидиса. Сообщение об этом размещено на странице холдинга в Фейсбуке.

 

Март 26, 2021 - 11:16

В Тюмени прошел очный семинар организаторов детского отдыха «Диалоги профессионалов: драйверы роста и развития сферы отдыха детей и их оздоровления. Опыт лидеров».